Наталья Радулова: коммунальщики нашли новый поход к неплательщикам — через канализацию

Задолженность населения за услуги ЖКХ в России — 153 млрд рублей. Как с этим будет бороться только что созданное министерство, не ясно. У коммунальщиков есть рецепт: через канализацию

— Что мы только с ними не делали! И по-хорошему разговаривали, и строго предупреждали: «Расплатитесь с долгами за коммунальные услуги!», и уведомления писали — ничего не помогает,— Сергей Салютин, председатель ТСЖ «Шувалово 135» Выборгского района Санкт-Петербурга в раздражении машет рукой.— Ай, что говорить. Я 20 лет работаю председателем, уже все методы испробовал. Отключишь им электричество или горячую воду — они делают накиды и врезки, подключаются самовольно. Подашь в суд — тяжбы длятся годами или судебные исполнители, дурачки какие-то, ничего добиться не могут. Чисто теоретически суд, конечно, может принять решение о принудительном выселении и продаже квартиры в счет уплаты долга. Но на моей памяти такие решения еще ни разу не принимались. Оно и понятно: квартира стоит миллионы, а долг — несколько десятков тысяч. Короче, управы на них не было. Пришлось действовать другими методами. Брать за горло. Так и запишите — берем неплательщиков за горло! Отключаем унитаз!

Таракан, ихтиандр, питон

Год назад Сергей Николаевич прочел в интернете о блокировке канализации отдельных квартир. Еще в 2005 году эту систему придумали инженеры полтавского областного предприятия «Полтававодоканал» — именно для борьбы со злостными украинскими неплательщиками. Специальный робот по трубам доставляет заглушку в нужное место и ограничивает водоотведение так, чтобы в многоквартирном доме не пострадал никто, кроме конкретного жильца. Помыть посуду и принять душ в этой квартире еще могут, а вот справить большую нужду — уже нет. Вода пусть медленно, но уходит в канализацию, а все остальное остается неплательщику на память. Система эта понравилась коммунальщикам Белоруссии, они закупили ее у соседей и дали символическое название «Запорная». Позже устройство появилось в России. И хоть его авторство приписывают себе разные организации, по сути, все они создают аналоги украинского прибора. Разве что названия дают более звучные: «Терминатор», «Кит», «Таракан WC», «Ихтиандр», «Питон». Еще и рекламу в стихах придумывают: «В туалет нельзя сходить? Что же делать, как же быть? Чтоб в срок платили жильцы за ЖКХ — «Кит» на помощь прибудет всегда!»

В Санкт-Петербурге система канализационных заглушек носит гордое имя «Спрут», и стихи о ней пока что не слагают. Но именно ее нашел Сергей Николаевич, когда терзал интернет запросами: «Как заставить людей платить за коммуналку»: «Я сразу с этой информацией выступил на общем собрании жильцов. Рассказал, что вот, мол, появился в нашем городе такой агрегат, который может перекрыть унитаз неплательщику и тем самым вынудить его погасить свои долги. Человек ведь без туалета долго не продержится. Соседям идея понравилась, и мы заключили договор на установку этих систем».

К тому времени долги дома достигли полумиллиона рублей. Из 215 квартировладельцев почти половина задерживала оплату за коммунальные услуги — кто на месяц, кто на два. Но долги этих, незлостных, даже не считали и «Спрутом» решили их не атаковать. «Я же не зверь,— объясняет Салютин.— Мне 73 года, сам в этом доме живу, не только каждого знаю по имени-отчеству, но и родителей многих помню, а у меня шесть подъездов! Выслушиваю всех всегда, предлагаю рассрочку, разные ж ситуации бывают. Но вы поймите, есть совершенно упертые люди. Не платят годами!» Пятерым таким упертым и было решено ограничить канализационный отвод. Двое из них побежали с квитанциями в сторону сберкассы уже через пару дней: «У нас засор! Затор! Запор! Спасите!» Одна женщина сопротивлялась месяца два. «В нашем доме живут не идиоты, а люди, которые кое-что знают о соседях,— с достоинством сообщает Сергей Николаевич.— И мы в курсе, что эта дама владеет несколькими магазинами, у нее есть дача, машина. То есть человек небедный. И при этом долгов на 150 тысяч! Если бы я мог материться, я бы рассказал вам, как она нам надоела. Она кричала на весь Санкт-Петербург, что засудит меня, что у нее денег нет. Ее бывший муж пытался мне набить физиономию. Но меня побить сложно — я боксом занимался. Короче, поставили мы ей заглушку. Она терпела это неудобство на протяжении двух месяцев. Как справлялась — не знаю. Меня это не волнует. Моя проблема — истребовать с нее задолженность. И на третий месяц это удалось. Несколько лет мы бились, а тут — полная победа! Вот такая эффективная система оказалась. Сейчас еще два «Спрута» поставим и с основными долгами, надеюсь, рассчитаемся».

Понеслось по трубам

— В квартиры мы никогда не заходим,— сообщает Игорь Борисов, 27-летний генеральный директор ООО «Спрут», когда мы вместе с ним и его сотрудниками Евгением Бобровым и Юрием Шишкановым пробираемся на чердак девятиэтажки.— Канализационные трубы современных домов выведены на крышу или технический этаж, в том числе и для того, чтобы в случае крупного засора их можно было легко прочистить сверху. А мы сейчас воспользуемся этими трубами с противоположной целью — будем засорять канализацию должнику.

В 2012 году Игорь организовал этот бизнес вместе с младшим братом Ильей. Раньше не могли — это было незаконно. Ждали, когда примут 354-е постановление правительства РФ «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов». «Мы были, так сказать, на низком старте. Вложили деньги в закупку и усовершенствование оборудования. И верили, что постановление обязательно примут, потому что ситуация в стране с этими долгами катастрофическая».

После вступления в силу постановления, с сентября 2012 года, стало возможным приостанавливать или отключать коммунальные услуги должникам — если за эти услуги они не платят более трех месяцев. Граждан нельзя лишать только холодной воды и отопления, а горячей воды, газа, электричества — запросто. Канализацию отключать полностью в общем-то тоже нельзя — услуга эта относится к категории непрекращаемых. Но вот ограничить ее предоставление закон разрешает. Решетка или распорка как раз для того и устанавливается. Ее эффективность, может, сразу и не заметна. Но чем больше хозяева сливают воду и другие отходы, тем сильнее забивается решетка, тем объемнее засор.

Это поняли не все и не сразу. Даже управляющие компании, к которым приходили братья Борисовы: «Здравствуйте, мы можем помочь вам в борьбе с неплательщиками» не верили в «Спрут». Приходилось демонстрировать на макетах: вот труба, вот отвод, вот искусственное препятствие. И все равно специалисты недоверчиво качали головами: «Я инженер, я вам говорю: эта фигня работать не будет». Первый заказ получили от товарищества собственников жилья «Зенит», что на улице Бадаева. На тот момент у дома было около миллиона рублей долгов. После блокировки водоотведения удалось почти сразу вернуть 700 тысяч. Председатель ТСЖ так обрадовался, что рассказал о новых роботах-коллекторах всем коллегам в районе. Заказы пошли один за другим.

Мастера хотя и часто работают на свежем воздухе, но работу свою считают грязной

Фото: Юлия Лисняк, Коммерсантъ

На объект обычно выезжает бригада из двух человек. Игорь давно уже сам не занимается установкой — директор! Но зато с удовольствием объясняет, как все работает: «Заглушка стоит тысячу рублей. Установка и снятие ее обойдется примерно в 7 тысяч, если это разовая акция. Деньги потом заплатит товариществу сам должник». «Спрут» запускается в общеканализационный сток с помощью специального зонда — вся операция занимает минут 30. Надо просто внимательно отсчитывать этажи, следить за монитором, который показывает картинку с видеокамеры, и остановиться точно в том месте, где канализационные стоки уходят из квартиры должника. «Ну что, поехали?» — мастера достают аппарат, и — понеслось по трубам.

«ЖКХ — это одна грязь»

Саму заглушку Игорь просит не фотографировать, будто это какая-то секретная космическая разработка. Но все эти устройства работают по одному принципу. Например, «Терминатор» выглядит как небольшой рулон металлической сетки с арматурой внутри. Другая разновидность — мяч из плотной резины. Где-то ставят пластиковые решетки. Где-то это металлическая пластина, которую опускают по трубам в сжатом состоянии, на нужном этаже разжимают — и вуаля. Главная задача этих предметов — частично перекрыть слив, пропускать только жидкость и ничего более. «Если человек даже использует туалетную бумагу, все сразу забьется. А народ любит у нас туда окурки, макароны всякие выкидывать, — смеется Игорь, поглядывая в монитор. — Так, а вот и наш этаж. Устанавливаем. Готово. Все, пусть теперь жилец думает».

Думать жильцу, накопившему около 60 тысяч долгов, скоро будет негде. Но он это еще, похоже, не осознал. В квартиру нас не пустил, на вопросы ответить отказался, лишь прокричал через металлическую дверь: «Я вам еще покажу!», будто индустриальный магнат, которому связала руки антимонопольная комиссия. Хотя его предупреждали: сначала за месяц, потом за три дня до «ограничения услуг водоотведения».

Не единожды бригадам приходилось работать и в элитных домах. Это пенсионеры сразу дисциплинированно расплачиваются по долгам, а человек, который, например, приобрел жилье в новостройке, не всегда считает нужным платить еще что-то. Вот и гражданин, который не открыл нам дверь, ранее звонил в офис и ругался: «У меня одних выплат по кредитам на 100 тысяч в месяц! Я что, должен еще и за коммуналку так много отдавать?»

Должен. У жильцов есть обязанность оплачивать оказанные жилищно-коммунальные услуги организациям, которые эти услуги предоставляют — в соответствии со статьей 153 Жилищного кодекса Российской Федерации. Но не все граждане эту обязанность выполняют добросовестно. Задолженность физических лиц за услуги ЖКХ в целом по России на конец III квартала 2013 года составила более 152,9 млрд рублей, говорится в исследовании коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн». А общий долг всех петербургских неплательщиков в этом году — уже 6,5 млрд рублей. Чтобы вернуть эти деньги, Игорь и трудится: «Когда я впервые увидел процесс установки, думал, что не смогу с этим работать, стошнит. Это же канализация, аппаратура в грязи, приходится мыть ее на автомойках регулярно. Потом как-то привык. Да и работников наняли, уже 15 мастеров у нас. Но вообще, я вам скажу, ЖКХ — это одна грязь».

Есть категория граждан, которым братья Борисовы заглушки отказываются ставить. Алкоголики. «Мало ли, что им в голову взбредет,— вздыхает Игорь.— Заплатить все равно не заплатят, а набедокурить могут. Не будет у них света — посреди комнаты костер разведут. Не будет канализации — затопят нечистотами соседей». Новые правила хоть и допускают возможность отключения коммунальной услуги в отношении конкретной квартиры, но с одним туманным условием: такие действия не должны приводить к нарушению прав и интересов других жильцов многоквартирного дома. Поэтому с непредсказуемыми асоциальными личностями предпочитают не связываться.

Вот, к примеру, в той же Полтаве коммунальщики сначала нарадоваться не могли на свое ноу-хау — до тех пор, пока горожане не начали, будто в каком-то средневековом городе, выплескивать содержимое ночных горшков из окон и справлять нужду на лестничных площадках. Милиция на такие вызовы не выезжала: «У нас с тяжкими преступлениями завал, будем мы еще ваших говнюков ловить!», а власти всерьез заговорили о возможности общегородской эпидемии инфекционных болезней. Методику тампонирования — перекрытия трубы — использовали и в Симферополе. Но и там ситуация вышла из-под контроля. Крымчане держали на балконах ведра «со всем этим», выливали нечистоты в мусоропровод. Соседи пытались силой образумить «вонючек», милиция протоколировала десятки «туалетных» драк, а дворники отказывались убирать придомовые территории: «Мало нам собак, которые гадят, так теперь еще и люди!» В общем, эксперимент трудно было назвать успешным. К тому же деятельность по принудительному перекрытию канализации не имела на Украине четкой законодательной базы, при желании это можно было квалифицировать как самоуправство.

В России официальных преград для подобных действий нет, но и наши жилищники опасаются невменяемых неплательщиков. Вон в Екатеринбурге на улице Билимбаевской нерадивым хозяевам сначала отключили свет, а потом установили и «Спрут». Однако жильцы не растерялись, протолкнули заглушку из своего квартирного канализационного отвода в общий стояк и закупорили его наглухо. В итоге затопили нечистотами с верхних этажей не только себя, но и соседей.

Игорь Борисов (справа) вместе со своей бригадой по монитору следит за передвижением робота в коммунальной бездне

Фото: Юлия Лисняк, Коммерсантъ

Наши люди вообще просто так не сдаются. Демонтируют сантехнику, долбят стены, чтобы добраться до «Спрутов» и «Тараканов», разбирают стояки. В Елабуге эти кулибины уже столько домов разбомбили, что глава района Геннадий Емельянов дал задание найти героев и назвать их фамилии. Константин Савицкий, генеральный директор компании «Коммунальные сети», которая ставит запорные элементы в Хабаровском крае, в том числе и в старых советских зданиях, признается, что неподдающихся и у них предостаточно: «Есть люди, которые унитазы ломают. Есть те, кто ванну использует как туалет, у нас же системы есть: один сброс, два сброса и три сброса. Находчивые!»

«У меня абонемент!»

— У нас в Рыбацком группа инициативных товарищей, восемь человек, не платили коммуналку по принципиальным соображениям,— рассказывает Игорь Борисов.— Поссорились с председателем ТСЖ, требовали его переизбрания. Короче, бунтовали не один месяц. Мы всех их заблокировали. Но что вы думаете, среди них нашелся сантехник, который всем помогал наши устройства снимать. Мы туда каждую неделю ездили, это долго длилось: мы ставим — они снимают. Дом был на абонентском обслуживании, выезды для ТСЖ ничего не стоили, но председатель все равно чуть не плакал: «Когда же это закончится!» Мы его успокаивали: «Утешайте себя тем, что им каждый раз приходится в собственном дерьме ковыряться». Но я этим бунтарям благодарен. Из-за них мы усовершенствовали «Спрут» настолько, что его теперь никто снять не может. А те ребята, когда поняли, что сопротивление бесполезно, в итоге с председателем помирились.

Поставить заглушку по просьбе физического лица не получится — «Спрут», как, впрочем, и другие фирмы, предоставляющие такие услуги, заключает договора только с управляющими компаниями, ТСЖ и ЖСК. Так что питерцы, которые иногда звонят в офис: «Слушайте, а помогите мне проучить соседа», остаются ни с чем. Снять заглушку, установленную конкурентами, тоже никто не соглашается. Да и вход на технический этаж посторонним запрещен. Поэтому всем просителям Игорь отвечает одно и то же: «Вам придется оплатить долги».

Сопротивляются, конечно. Один из питерцев, жертва «Спрута», с дачи биотуалет приволок и так целый квартал продержался. Сегодняшний наш герой, к которому мы еще раз спустились после установки, тоже план придумал. «У меня абонемент в спортклуб,— снова крикнул он нам через закрытую дверь.— Туда в туалет ходить буду! Что, у кого теперь проблемы?» И демонически захохотал.

В несмываемом долгу – Огонек № 44 (5300) от